Как генплан Самары корректировали…. (часть 2)

По утрянке, Калистрат пригласил к себе своего «верного пса» Гипа Гаповича!

— Гипёша! Барин…, да нет, не барин, а даже Их Высокопревосходительство, корректировку генплана видеть желают и к нам благоволят. Сам понимаешь, от такой работы грех отказываться. Сумма договора следующая…. Ну тебе, дорогой, и карты в руки: свой процент ведаешь, мой процент ведаешь, а что касается остальных денег, то не надо тебе этого знать, тем более, что «меньше знаешь, крепче спишь»! Осмечивай, отдавай команду девушкам на составление техзадания к договору, придумай концепцию, наметь эскиз презентации и  набирай людей.

Дело было в понедельник и Гип Гапович все ни как не мог отойти от вчерашнего мероприятия…

С отекшими от похмелья веками и легкой мутью под кадыком, Гипёша попытался возражать.

— Калистрат, мы же никогда градостроительным проектированием не занимались. Ну, объектный демонтаж там, или подготовку территорий к новому строительству – это пожалуйста… Свалки и очистные можем проектировать. Иногда и за жилье беремся, если уверены, что прокатит… Но генплан, да еще такого города! Не архитектор я по базовому своему образованию. Больше, как и ты, в «воздухоплавании и космонавтике» разбираюсь.

— Ты мне, бл…., пургу не гони! Ты зачем в Питере, по молодости, второе образование получал, и не где-нибудь, а в самом Институте Гражданских Инженеров, который еще при Государе Императоре Николае Павловиче был организован, а? А потом, там же кандидатскую защищал, а недавно докторскую в Баумановке? Опыт производственный имеешь, степеня и звания тож! Значит, по моему разумению, можешь проектировать все, начиная от рекультивации карьеров и кончая космодромом на Бали…

— Калистрат Пафнутьевич, боязно больно, а вдруг не справимся!

— Чтоб я этого больше не слышал! Не справишься, я поправлю… Как элитки в центре покупать, да джипы менять – с этим справляешься, а с каким-то засранным Генпланом, сто раз уже корректированным — и вдруг не справишься! Ну не хочешь если, я кому-нибудь другому эту работу отдам. Хоть бы Язю или Пушану. Пушан, хоть и биолог, по базовому, а как резвый конь, землю копытами топчет, заработать желает. Все, иди с глаз долой, и чтобы я тебя больше не видел!

Вышел из шикарного Калистратова кабинета Гип Гапович сам не свой, побрел к себе в офис, башка раскалывается. Так не охота Язю с Пушаном эту халтутру отдавать! Забрел в свою конторку, заперся и встал перед дилеммой: то ли конкор от давления принять, то ли остограмиться с похмелья. Подумал-подумал и выбрал второе. Достал распечатанную бутылочку Хеннесси из даренного секретера карельской березы, который еще по молодости, в отдельном контейнере из Города на реке Лососинке в Город на реке Самара доставлял и прямо из горла отхлебнул, даже лимоном не закусывая.

Полегчало! За окном тревожил предрассветные сумерки шелест осеннего клена, раскачиваемого порывами свежего волжского ветра, навевающего в такие часы тоскливые ассоциации с промозглой погодой Северной Карелии.

«Дай-ка, позвоню Калистраше еще раз, сообщу, что одумался и готов приступать!»

— Калистрат Пафнутьевич, как…. может примешь накоротке?

— А-а, вот-вот, так и надо с вами, бездельниками! Осознал, как я чувствую! Ладно, заходи минут через двадцать, у меня тут генерал с депутатом сидят, особнячки себе по сходной цене в районе просек заказать хотят, ну а кто, кроме тебя на такое ответственное дело способен, чтобы и быстро, и качественно, и не дорого для нужных-то людей? Вот, за одно, и по Генплану покумекаем.

***

-Не ссы, Гипёша, генпланы в Городе на реке не первый год корректируют, а все равно, все это на бумаге остается. И от нас с тобой польза, какая-никакая, а будет. Чем сторонним и несведущим подрядчикам отдавать, лучше уж наши сделают, знающие условия и особенности Города не понаслышке. Да и фонды я в свое время собирал не просто так, когда строительный комплекс в области развалился. Все что хочешь в нашем архиве найти можно. А чего нет, так смежники дадут попользоваться. Ты лучше подумай о Концепции и о людях. Знаю ведь, что нет у нас с тобой своих градостроителей. А обращаться на сторону – больно накладно выйдет. Я так думаю, привлечь к работе стоит Петрушу и, может быть, Клыча.

— Ну, Пантелеймоныча с его изыскателями, можно, конечно, а вот Клычуха, слышал я, от дел уже давно отошел.

-А как там, кстати, успехи у него?

— Да по слухам, с третьего раза сдал кое-как вступительные экзамены в институт Горького, лет пять назад приняли его в Союз писателей. А сейчас, обуянный манией тщеславия, мечтает ни как не меньше, чем о Букере.

— Ё.. ты! Совсем у инженера Клыча крышу снесло!  А как у них дела с Полиной?

— Да ни как. Разбежались года через три после свадьбы, почти как ты и предрекал. Не выдержала наша Полиночка заворотов Клыча, уехала к маме в Охрюпинск, пару раз еще замужем побывала, сына оболтуса родила. Я его в строяк, по случаю, определял, еще когда ЕГЭ не было. А лет десять назад обосновалась Полина Игнатьевна в одной из провинциальных экспертиз в Городе на реке Енисее и руководит отделом. Вся тамошняя  строительная экспертиза на ней держится.

— Эх, ну и му..ак, Клычуха! Му..ак и дурак. Такую женщину не удержал! И нам не дал возможности. Ну, теперь-то уж дело прошлое. Сколь ей сейчас?

— Да четвертый десяток уже к склону подходит.

— Ну-у.. в сорок пять, баба ягодка опять! Однако давай к делу. Какие соображения по корректировке генплана имеешь, чтобы с наименьшими затратами нам Гипрогоровские рисунки передрать? А за одно, какие узкие места могут возникнуть?

— Понимаешь, Калистраша, уж очень хаотичной является материально-пространственная среда жилой застройки в Городе на реке… Слишком не однороден ландшафт старых и обширных систем расселения. Вот если бы наш город оставался в границах того регулярного плана перспективной застройки, который еще Екатерина Великая одобрила, тогда все бы проще было. Тот план был почти линейной структуры, геометрически правильной и удобной для маленького городка. А теперь, я даже не знаю к какому типу планировки нынешний Город на реке отнести.

— Дай-ка вспомнить, чему нас с тобой тридцать лет назад на лекциях по градостроительству учили? … А, вот! Помниться мне, лекционный курс нам тогда читали Татьяна Яновна Ребайн и даже сам Ваган Гайкович, хоть и очень загружен был, а все же время для нас находил. А практику у нас с тобой в те времена попеременно вели Каракова и Ахмедова.  Молодыми еще были, почти ассистентами. А ведь добротно вели! Я как их послушал, сразу понял, что в недалеком будущем мощными профессоршами  станут!

Хоть и соблюдал Гип Гапович субординацию в разговорах с начальством, а не выдержал:

— Дурррак ты, Калистраша!! Да будет тебе известно, что профессорша –это жена профессора! А женщина, если звание имеет, то так и называется — Профессором! Вот Терешкову возьми, кто она по званию, как ты считаешь?

— Ну, генеральша, конечно, а кто ж еще?

— Вдвойне ты Калистраша, дурррак! Терешкова, первая женщина космонавт — генрал! А генеральша, это жена генерала! А Профессор, он хоть мужеского, хоть женского рода, а все зовется профессор, если конечно, соответствующий аттестат имеет!

— Ну ладно, ладно, пусть будет профессор – еще больше смягчился Калистрат и чтобы окончательно проявить дружеское расположение, подошел к сейфу, вынул оттуда баклажку, две рюмки и заплесневелый сыр – давай, Гипша, поправим здоровье после вчерашнего!

Выпили, закусили и Калистрат Пафнутьевич продолжил:

—  Так вот! Как мне помнится, все структуры планировки поселений, начиная от небольших городков  и вплоть до гигантских конурбаций, по классическим канонам дифференцированы на шахматную, полосовидную или линейную, радиально-кольцевую как Москва, а также многолучевую — тот же Париж в границах «малого» города.

— Есть еще многоядерная структура, как бы в виде «лепестков», ну и иррегулярная.

— Да, действительно есть такие классификации, и скорее всего, наш Город на реке, подпадает под иррегулярную структуру. Кстати, есть и другие классификации: прямоугольная решётка или регулярная планировка, как в  Питере, полукольцевая в Туле, например, «город одной улицы», подобно Коломне или Сергиеву Посаду. А есть и типы планировки для городов, разделённых водной преградой. За рубежом это Стамбул, а в России…, да тот же Энгельс. Слушай, а ведь Город на реке аж двумя водными преградами ограничен! А какие еще обременения и утяжеления, ты, Гипша, для корректировки Генплана можешь мне осветить?

— Ну, обременений, Калистраша, очень и очень много! Кроме стеснения двумя водными барьерами еще и неблагоприятная геология присутствует. Тот же карст, например. Наличие склоновых процессов привело к тому, что ряд зданий на неустойчивых грунтах построен. Опять же, железная дорога юго-западную часть города отсекает, а переходов через нее совсем немного. Вот и не развивают Самарский склон. Выездов из города всего пять насчитать могу: на мост в районе Хлебки, через Аврору по Южному мосту. С Кировского моста все еще в стадии строительства. Есть выезд через Зубчагу, а также на Москву по старой и по новой дорогам. Да только этот выезд, на практике, всего один и я их плюсовать не буду.

— Ну, дорогой, уже в старых версиях генплана еще несколько проектируемых выездов было намечено, в том числе через Фрунзенский мост, со стороны Владимирской на Урицкого и еще где-то, сейчас сказать уже не смогу. А еще, какие особенности имеются?

— А еще, Каллистраша, очень уж подземными сетями и другими коммуникациями наш город пестрит. И сведения по некоторым из них почти утеряны. Вот, вроде бы сеть работает, вода в застройку подается, а на планшетах она не обозначена. Если когда и будут реконструкцию делать и новые центры формировать, очень не просто обойдется перенос сетей. Кроме того, в девяностые – нулевые, здорово отошли от условий Генплана и лепили элитки точечно и сплошняком где — кому вздумается, лишь бы свободная земля была. Так и овраг застроили, а ведь там самое место было выделено для строительства, в том числе и сооружений очистки дождевых стоков.

Принцип формирования транспортной системы по магистральным улицам не соблюдается, скоростных дорог и тем более двухуровневых развязок практически нет. Нет и безопасности для пешеходов.

Обременением для развития Генплана выступает рассредоточение объектов  складского хозяйства. Отсутствует и сама зона логистики и так называемые «логистические» технологии. Например, перегрузки со склада на склад осуществляют по городу. Отсюда большое количество грузового транспорта в его пределах.

Кроме того имеется «транспортная дискриминация» населения. Большинство жителей проживает далеко от работы, и вынуждено тратить кучу времени при езде на работу.

— Да-а, Гип Гапович, проблем очень много! Ты еще о пробках не забудь! Вот два очень уважаемых гостя одного из блогов даже в дискуссию вступили, обсуждая причины пробок в городе на реке. Один из уважаемых гостей предлагает «вынести администрации из старой части в географический центр Самары, на пересечение Авроры и Московского шоссе или еще дальше в сторону Радиоцентра и перераспределить трафик». Считает, что «если административный центр будет вынесен на оперативный простор, то и автотрафик перераспределится и будет носить радиально-лучевой характер. И не будет таких пробок! Избавив себя от необходимости всем городом ехать в «бутылочное горлышко» … Города на реке… «люди будут двигаться в новый административный центр по радиально-лучевой схеме с более-менее равномерно распределенным по площади трафиком. А дороги, мол, в городе есть, и их надо просто подделать — расширить».

А другой уважаемый гость кроме необходимости строительства новых дорог предлагает еще и студентов в кампус за городом переселить, хохмит, что «чиновников сразу бы надо в кошелёк выселить, нехай через весь город катаются туда и обратно», а основную проблему пробок видит в нехватке парковок.

Дискуссия острая у них получилась. Того и глядишь, скоро на личности перейдут!

— Ну-у, Калистраша, они гуманитарии, наверное, что с них взять!

— И не говори, Гипша! Я тебе так скажу, все формы ксенофобии не приемлю, от легкой, до радикальной. В принципе, для нас с тобой все человеки равны, независимо от религии, нации и политических пристрастий. Правда вот, гуманитариев ну ни как не жалую. Типа, как «физики-лирики». Вот, мы с тобой, анженера, этим и живем, все коллективно делаем! Давай, по второй поднимем за свое «анжинерское» сопричастие…

Вторая, после утрешней похмелюги, легче прошла.

— Вот всюду гуманитарии, Гипша, проникли: и во власть, и в чиновничьи ряды… Даже в наш с тобой бизнес… Один Елизар Феофанович чего стоит. Он хоть и благодетель, конечно, и работенку нам с тобой иногда подкидывает, а все ж, гуманитарий, он и есть гуманитарий. То ли филологический, то ли философский факультет так и не смог осилить в своем МГУ (имени Огарева, а не Ломоносова, естественно…). А вот попробуй, убеди его! Прёт в строительство, как немецкая бронемашина Мардер, ни кочек не ведая, ни преград…

— Да, порядочный му..дак Елизар, что и говорить, за то секретарша его, дебелая Аграфена Поликарповна, страсть как хороша!

— О-о!! Да-да, красивая, красивая женщина!! Ну, давай за баб, по третьей выпьем, пока обед еще не начался! В общем, за то чтобы х… стоял, деньги были и, главное, чтоб ничего нам с тобой за это не было!!!

Третья, вообще легко пошла.

— Слушай, время уже к обеду. Я сейчас в Марракеш звякну, у меня там постоянный столик зарезервирован, а за одно и Петрушу пригласим, благо, что наши конторы по близости от бывшего Кинапа расположены. Пообедаем и обмозгуем, как нам лучше Генплан подкорректировать!

***

Марракеш, действительно, отличное место, чтобы пообедать и обсудить дела. Восточный колорит с закрытыми зонами, дорожками и ручейками. Море занавесочек теплых тонов. Петруша, давнишний завсегдатай ресторана, раньше своих друзей приехал и, развалившись в окружении мягких подушек, кальян покуривал, хоть и вредно это перед едой.

— Здорово, Петруха!

Давнишние друзья обнялись, почти как заведено было в среде братанов в самом конце восьмидесятых. Ну, пока накоротке вспоминали молодость и обед принесли.

Заказали кучу закусок, ушицу из трех рыб и фирменный кебаб. А сластёна Петр Пантелеймонович еще и десерт из свежих фруктов и ягод потребовал. Ну а посмотрев на винную карту, остановились, все же на классике: на ней родимой.

В середине возлияний к делу перешли и Петруша, в отличие от Гипши, сразу же в тему въехал и отказываться не стал. Хоть и изысканиям, в основном, занят был, а такую работу, как корректировка Генплана крупного города, еще с младых ногтей чувствовал:

— Ну что предложить по борьбе с пробками. Перенести администрации из старого города в географический центр, конечно можно. Но погоды этим не сделаешь. И потом, в Городе на реке десяток областных министерств, много федеральных учреждений, надзор, экспертиза… Предварительный расчет показывает, что если их всех… ну или почти всех в единое место вынести, потребуется по рабочим нормам офис, размерами в свету, с учетом красной линии, равный по площади не менее, чем двум областным администрациям. С парковками   —  это почти четыре, а то и пять гектаров!  И при высоте армокаменного, блочного здания или конструкции на металлическом каркасе с кирпичом хотя бы в 30 м, нагрузки на грунт составят более пяти килограмм на квадратный сантиметр. Я как инженер-геолог, авторитетно заявляю, что карст в район пересечения Московского Шоссе с Авророй таких нагрузок не выдержит. Правда, жилой комплекс «Москва» недалеко от предлагаемого Гостем места построен. Но там, видимо, немножко другие грунты. Да и поменьше он будет, чем объединенный офис для всех администраций. Предположим, что свободное место, недалеко от пересечения, все же можно найти, например, на территории Сад-Города. Но для этого потребуется снести половину частного сектора или залезть в почти уже проданный Ботанический Сад. Однако, без создания хотя бы двухуровневых развязок, радиально-лучевой схемы все равно не получится. А развязки должны «опираться» на сопутствующие магистрали, хотя бы метров по пятьсот во все стороны. Окрестности «пересечения» Авроры с Московским Шоссе пестрят подземными коммуникациями, в том числе и магистральными водоводами. Пока их переносить будут, полгорода на реке без воды останется.

— А как же пустующее ныне здание «института Радио», что недалеко от 22Партсъезда/Московского шоссе. Может там будет «административный центр Самары» ?

—  В принципе, можно и там. Но площади все равно  недостаточно. Со всех сторон пятиэтажки примыкают, а с северо-восточной стороны даже некоторые высотки. Пробить Двадцать Второй Партсъезд до Ново-Садовой по «планируемому участку», вполне возможно. Но в этом случае придется переносить врезки водоводов от НФС-1 на завод Тарасова. Он, кстати, сейчас работает?

— Вроде бы что-то работает. А в районе радиоцентра как? Да и кампус там же сделать, а потом и вузы перенести?

— Да вы чё, мужики, ох…ли? Почти вся профессура, включая и Гипшу, давно в центре живет, по близости от своих институтов и привыкла на работу пешкодрапом ходить. Кто же это согласится с больными-то суставами, пиликать через весь город к черту на куличики?

— Ну а как быть с отсутствием парковок в старой части Города на реке? Может быть, именно они разгрузят пробки?

— Можно и парковки сделать, и даже платные. Тем более, что в Городе на реке практически отсутствуют реальные массовые возможности постоянного, да и временного хранения легковых автомобилей. Гаражи в курмышниках, где Клыч по неведению собак кушал, я в учет не принимаю. Правда, для создания удобных парковок все деревяшки в старой части города снести придется, а это – сами знаете – ПАМЯТНИКИ!!! Но если в серьез, в загнивающей Европе большинство парковок уже давно под землей. И ни как радиально-лучевой схемы в иррегулярном Городе на реке создать не удастся. Даже терминологически это очень не грамотное утверждение! Вот когда Центральную по Карла-Маркса проложат, и развязки с нее влево и вправо выполнят на пятьсот метров каждую, тогда может быть и прокатит! Только радиусы разворотов нужно соблюсти. Лет, эдак, через тридцать обязательно сделают. А пока, надо срочно генплан рисовать! Надземная часть – ваша с Гипшей, а подземная часть — моя. Я ее всю досконально знаю. А иначе не побороть нам два противоположных начала: объективные условия Города на реке и волю градостроителя, нашего дорогого  Гипа Гаповича! Учтем все центры, оси, ядра в структуре системы, а также периферии. Административные здания, перенос которых столь ярко предлагает один из уважаемых гостей, выберем в качестве сети. Наверное, они расположены более или менее упорядочено. Вот с них и начнем!

Пробки возникают не из-за ежедневных перемещений к административным зданиям, ну и обратно, а за счет так называемых неоднородных маятниковых миграций десяти-пятнадцати процентов трудового населения из разных концов города, например на Стошку или в Новокуйбышевск, где нефтезаводы расположены. Именно они сейчас выступают в качестве «ядер» притяжения  трудовых потоков. Но добраться на них пока что возможно только через южный и «хлебный» мосты – «горлышки бутылок». Будем проектировать еще несколько мостовых переходов, в том числе и через железную дорогу. Жаль только, что реализовать все это в ближайшее время вряд ли удастся, как вы мужики понимаете. Поэтому зальем для храбрости и приступим!

Вот примерно так, Господа, и была проведена последняя корректура Генерального плана Города на реке, утвержденная в 2014 году.

* Все персонажи рассказа и часть событий, описанных в нем, являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайно.

3 responses to “Как генплан Самары корректировали…. (часть 2)

  1. «Один из уважаемых гостей предлагает вынести администрации из старой части в географический центр Самары»
    вразумите, уважаемые- о какой дискуссии упомянуто?

    • Дискуссия была в посте «Мэрская турбулентность». Она и вдохновила на написание

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s