Петров град

Петр Мачнев (слева) 1980 год

На его дочь Татьяну посматривал мой старший брат и я в детстве очень хотел чтобы у них что-то получилось… Потом Мачневы переехали на Галактионовскую и в последний раз я увидел Петра Прокофьевича в 2005 г., когда он как Почетный гражданин Самары написал Лиманскому письмо с просьбой оставить в покое жителей его бывшего дома на Мориса Тореза 81, где строители собирались делать уплотнительную застройку (письмо было опубликовано в Волжской Заре и Самарской Газете). Ага, Лиманский так и послушал какого-то ветерана! Застройка — это живые деньги!

бывший Ново-Вокзальный тупик теперь носит имя Мачнева

Сколько лет и со сколькими мэрами боролась  Алена Молодцова за переселение обитателей развалюх — «финских» домов 66 квартала Кировского района Самары в благоустроенные дома? Неужели Советы заранее не могли предусмотреть, что в «новой» России ее гражданам жилья лучше бараков Озерного не обломиться?

66 квартал прожил 60 лет

Строили в 50-ые годы 66 квартал 32 женщины — заключенные, которыми руководил Петр Мачнев — в то время недавний дембель, сержант, а впоследствии заслуженный строитель и почетный гражданин Самары. Сидели работницы в основном по статьям, связанным с незаконными абортами и обменом денег, но были и женшины, попавшиеся на разбое. Не хотели работать руками ни те, ни другие. А потому, когда Петр Прокофьевич только пришел знакомиться со своим контингентом первая реакция его подопечных была такая. Что, ты, мол, парень? Какая работа, мы только любить и курить умеем. Ничего, строить дома зэчки научились быстро, а потом к Мачневу пришла помощь — зам бригадира предупредила свои кадры. Смотрите, если на шефа что-нибудь упадает «по ошибке», голову оторву.

…Строителями не рождаются. До войны семья Мачневых кочевала вслед за отцом — путейским рабочим. А тот прислушивался к товарищу Сталину и потому, когда вождь сказал, что надо построить двухрядную железнодорожную ветвь от Архангельска до Воронежа тут же оказался на севере. С семьей. Откуда Мачневых сдернула война, тогда с отца сняли бронь, а он перед уходом на фронт шепнул жене, что надо перебираться домой, в Воронеж. Родня, мол, там поможет. Но помогать после длинной и голодной дороги на юг Мачневым пришлось самим себе, когда Петр в 15 лет сел за трактор. И заработал орден. За работу.

Восточная Германия 1948 год

В армию Мачнев попал в 1948 году и посмотрел мир — его призыв первым менял наших фронтовиков, стоявших в оккупированной Германии. Побежденные немцы тогда были шелковыми. Снимали шапки при появлении наших солдат и не делали глупостей. Напротив, фрау, как привязанные бегали за военными, выпрашивая дрова и табак. И хотя увольнительные в Германии в то время были запрещены, Европу солдаты видели вплотную — немки трудились в хозяйстве армии, готовя и обстирывая солдат. Годы службы не прошли для Петра впустую — он воочию увидел как уважают сильную Россию в цивилизованном мире, а еще получил за службу награду — «крутой» бостоновый костюм. Уже потом, на «гражданке» семья Мачневых в трудные времена сдала его в комиссионный магазин, а потом походила несколько дней возле витрины и забрала домой. Костюм прослужил 15 лет.

Страна в 1951-м не встретила «дембеля» с распростертыми объятиями. Но зато везде требовались рабочие руки и он мог выбирать. Мачнев выбрал Куйбышев, город разросшийся после войны, в котором у него жил двоюродный брат. Однако попытка Петра устроиться на режимный авиационный завод добром не кончилась — его отправили на Галактионовскую 55, в милицию. Там, мол, разберутся кто ты такой. А там «разобрались» и дали 24 часа, чтобы выехать из закрытого города. Пока не посадили. Выручал случай — возвращаясь к брату, по пути Петр заметил на улице Юбилейной рекламный щит о приеме на работу строителей в трест №11. Пришел туда и устроился. На всю жизнь.

Галактионовская 55, здесь была милиция

В тресте и жилье дали. Сначала общагу на Сталинабадской (проспект Металлургов), а потом комнату в бараке. Диван Мачневу пришлось делать самому и пружины для него самому гнуть. И табуретки мастерить. А как иначе? Стоил такой диван в 50-е 500 целковых, рабочий же получал 3-50 в день. Это была цена парусиновых туфель. Бутылка водки в то время стоила 2-80. В общем самодельный диван экономил кучу «бабок». Которые Мачневу были нужнее для свадьбы. Хотя с личной жизнью тоже были проблемы. Например, как-то вечером накануне 1953 года в общагу прилетели гонцы из конторы. Ребята, мол, половую рейку привезли, айда, дома в 66 квартале обивать. Все рванули, проработали ночь, а ведь никто и не спросил об оплате. Потому как мужики не просто пахали, они новый город ставили. Для людей. На месте огородов, разбросанных частных домов и садов.

Это в конце 80-х некоторых интеллигентных горожан осенило, что их родина не Куйбышев, а Самара, а еще лет 60 назад поймать машину в районе нынешней фабрики «Россия» было просто невозможно. Не ездили они в том Богом забытом курмыше, где стоял хутор. Самарой же тогда фактически была только небольшая городская часть — Самарский и часть Ленинского района.

в этом доме на Мориса Тореза 81 выросли дети Мачнева

Мачнев и другие строители возводили город. Куйбышев. Подтягивая старый город к «новому городу». Безымянке. Трамвай, на которую был проложен в 1944 году, но и он не решал проблемы заводов. Требовавших все новых и новых рабочих. Живущих поблизости. Поэтому строительство Безымянки велось ударными темпами. Хотя и не всегда с учетом интересов работяг. Например, строители заканчивавшие работу на Ново-Вокзальной ночью, долго бросали на трамвайные пути рельсу, чтобы остановить трамвай. Им приходилось идти на эту хитрость пока здесь не появилась официальная трамвайная остановка. Так же «с колес» происходил и обед на работе. Питались мужики салом с хлебом из-за пазухи и вареной картошкой.

в начале 1960 гг. бригада Мачнева строила этот "небоскреб" на Гагарина 109

Налаживаться жизнь стала с начала 60-х, тогда семье Мачневых дали первую отдельную квартиру на Мориса Тореза, а в магазинах лежала, не только разнообразная колбаса, но и громадные осетры. Другой статус стал и у бригадира каменщиков Петра Мачнева. Вступив в КПСС в 1955 году, в 1960-х он поднялся до всяких там обкомов. Где рабочие числились не только для «галочки». Так, Мачнев, например, попал делегатом на 23 съезд коммунистов в 1966 и пообщался с Брежневым. Которому, по его мнению, Ельцин даже в пупок не дышит. Было это так. Брежнев подошел к нашей делегации и поинтересовался. «Волжане, вобла есть?» Когда же узнал, что нет, пообещал, что будет. На следующий день — рыба у делегатов была. Хотя вообще на том съезде порядка было больше, чем в госдуме — никто не шлялся без дела, даже критики хватало. Например, Михаил Шолохов крыл разные министерства. 

Уже дома Мачнев воочию видел в 1970-х и как круто разносил руководитель обкома КПСС Владимир Орлов тогдашнего мэра Куйбышева Алексея Росовского за неубранный снег на дорогах. Мол, иди, выводи технику ночью, а если завтра на дорогах снег останется — положишь партбилет. Утром дороги были чистыми.

Короче, почетных обязанностей у Мачнева в 1960-80-ые годы хватало. При желании он мог вообще не работать. Руками. А стать каким-нибудь зиц-председателем. И гордиться общественным строем. Но все эти дела Петр Прокофьевич не одобрял и отбывая на разные мероприятия всегда отпрашивался у бригады. Мол, мужики это полезно для всех. Потому как считал, что главное в жизни — это не должности, а работа. И заработки. Благодаря которым они с женой Валентиной и троих детей подняли, и дом в порядке держали. А кроме того, Мачнев всегда лоббировал рабочий класс. По идее правящий. Как и где только мог. Например, именно он поднял всесоюзную бузу по пенсиям. Почему, мол, строители — монтажники уходят на пенсию в 55 лет, а каменщики — в 60? У них, что работа легче?

сын Дробышева стал режиссером

«Достал» Мачнев и лидера местных профсоюзов Дробышева зимней спецодеждой для каменщиков. «Достал» до того, что Дробышев сам повез его в какие-то громадные «закрома родины» в районе Кряжа и предложил выбирать самому. Когда же Мачнев выбрал для каменщиков «крутые» пропитанные костюмы с капюшонами, Дробышев ахнул. Мол, ты что Прокофьич, это же для геологов в тундре! Бери попроще!

На, что Мачнев, не заканчивавший коммерческих вузов ему возразил. Ты, мол, посчитай, сколько рабочие  болеют и поймешь, что этот костюм в три года окупается. Только брать такую спецуру на одну свою бригаду я не буду, так, что давай всех каменщиков обеспечивай…

последний свой дом Мачнев построил на Ленинградской

…В Куйбышеве бригада Мачнева строила Белый дом, возвела школ 14 штук и сотни жилых домов, а закончил Петр Прокофьевич свою работу на строительстве дома на углу улиц Ленинградской — Горького, в котором сегодня на одном этаже живет семья губернатора.

В мае 2010 Петр Мачнев умер и в его честь переименовали Ново-Вокзальный тупик в Самаре.

5 responses to “Петров град

  1. А жители Ново-Вокзального тупика и не знают. Откуда информация про переименование? Вот ей-богу, интересно. У меня там мать как раз живет.

  2. Кстати, тоже интересно. Вроде бы слежу за всеми изменениями в городской топонимике, но вот про это переименование информации вообще не попадалось… И как оно теперь — тупик Мачнева ?

    • сам был удивлен,, когда гуглил информацию по Мачневу этой улице, хотя он ее заслужил
      это не тупик, а именно улица
      судя по информации, назвали ее так после смерти Петра Прокофьевича

  3. Спасибо,что вспомнили Мачнева.Хороший был мужик.Сейчас о рабочих в сми и не вспоминают.Да,в ценах 50-х Вы ошиблись.Водка 25руб стоила.И зарплаты были не 3-50,а 35 руб наверно.

    • когда беседовал с Петром Прокофьвичем он уже в возрасте был — мог и напутать, округлив цифры

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s