Племя одиноких волков

Сергей Вершина

Фонд социальных исследований в Самаре чаще всего отождествляют с социологом Владимиром Звоновским, а самого Звоновского с выборными процессами. Между тем, в Фонде есть и другие социологи. Например Сергей Вершина. И он изучал несколько другие материи. Например, молодежь от 14 до 30 лет. Начиная с середины 1990 годов. Типа, а чем дышат и что новенького в настроениях тинов?

Социологи говорят, что в начале 1990-х гг. назад самыми популярными у молодых самарцев способами безделья были (по убывающей): встречи с друзьями, вылазки на природу и отдых на диване с книжкой или газетой. Потом уже шли всякие там сексуальные приключения, прослушивание музыки или отдых с «зомби-ящиком» наедине.

К 2000 годам настроения у молодых резко поменялись. Больше всего они стали получать удовольствие от отдыха с ТВ и пребывания в семейном кругу, а вот друзья отошли на третий план. У современных молодых друзей мало, их заменяет «зомби-ящик».

Так же резко поменялись и отношения и среди тех, кто считаются приятелями. Так социологи установили, что еще в 1995 году больше всего молодые любили в своем кругу поговорить о работе или учебе, о друзьях и знакомых, о ценах и о том, как лучше заработать. К 2000 годам главные темы для разговоров у молодых самарцев совершенно изменились. Чаще всего они обсуждали: цены, моды и авто. Уже потом шли музыка, разговоры о своей работе или учебе и политика. О том, как она на эту самую моду зарабатывает молодежь стала среди своих говорить в два раза реже, тема же секса и противоположного пола вообще в беседах отошла на третий план. О сексе болтает только каждый шестой тинейнджер. Тема же друзей стала в разговорах менее популярна в полтора раза.

чужие друг другу даже на празднике

Короче портрет коллективный портрет молодого человека нулевых во время его досуга совсем не однозначен. Это скрытный тихушник, часто коротающий время в одиночку у экрана зомби-ящика, болтающий о всяких модных наворотах, но избегающий делиться с кем бы то ни было секретами, как и где он добывает деньги. Человек, которого самого мало интересуют человеческие отношения с подобными себе, даже в проявлении «основного инстинкта», но мечтающий об увиденных по ТВ и рунете крутых тачках и прочих гаджетах.

Кстати о нечто подобном рассказывают и преподаватели самарских вузов, которые хорошо помнят стройотрядовское движение. Еще 20 лет назад студент надыбавший на стороне калым, всегда старался привести туда, если и не всю свою группу, то друга. Сегодня, нашедший на стороне приработок студент этой информацией делиться не будет. Свою «конфету» он сам сожрет ночью, под одеялом и втихаря. И еще в разговорах о политике молодых самарцев меньше всего интересуют конкретные местные темы. Их занимает треп о политике вообще. В целом. Типа, кто им больше пообещает. Все и сразу.

ежики в тумане

Социологи показывают: не желая сами делиться даже с «друзьями» секретами своего бизнеса молодые в то же время предпочитают чаще всего устраиваться на работу не через всякие там государственные службы занятости, а по рекомендации приятелей. Так, трудоустраивается больше половины опрошенных социологами (у девушек этот процент еще выше). Через службы занятости нашли работу только 4 процента молодых самарцев. В два раза чаще, чем в службах занятости тинейнджеры находят работу по объявлениям. А вообще даже не обращались в службы занятости около 80 процентов молодых, хотя про всякие там биржи слышали. Чаще они бывают в ночных клубах. Видимо не только с целью «оттянуться», но и в поисках полезных знакомств. Для себя.

они посторонние

Нерасчетливый эгоизм современных молодых самарцев имеет и обратную сторону — индивидуалистам вообще труднее в жизни. Даже в лесу выживают сильнейшие волки. Между тем, только у четвертой части нашей молодежи ее приработки оформляются как-то официально, а по договоренности (и устной в том числе) работодателям ее проще «кинуть на бабки», не заплатив или не заплатив полностью обещанное. Не говоря уже о том, что вступая таким образом в трудовые отношения молодые мало чем отличаются от «гастарбайтеров». Начиная с молодости они не платят в отчисления в социальные фонды (в т.ч. пенсионный и медицинский), а значит перспектива их дальнейшей жизни достаточно туманна. И называется — пока родители живы.

Кстати, в том, что наша подрастающая смена выросла такой странной виновата не только она сама, но и государство. Вернее те государственные институты, которые устраивал нараставший хаос в общественных отношениях. Ведь бардак — это система, которая позволяет кому-то очень неплохо жить. У нас же получился такой фокус. Начиная с ноября 1995 год по 2000-е годы число молодых самарцев, которые видели как соседи спокойно принимают наркоту выросло с 36 до 43 процентов. Особенно часто видят подсаживающихся на дозу учащиеся лицеев, подростки в возрасте 17-19 лет, жители Тольятти и Самары. Здесь таких половина опрошенных социологами. А что дальше? Да, ничего особенного! Контора ловит отдельных наркокурьеров, а особняки растут в арифметической прогрессии. Потому как нет главного — желания власти показать зубы коррупции.

фонд постоянно мониторит и рейтинг Артякова

Козлевича охмуряют…

В последнее время модными стали рассуждения на предмет того, что церковь де, введенная в ранг обязательного предмета, мол, может спасти нашу молодежь. Если внушит ей моральные ценности. Однако, социология наука точная, а она показывает, что за всеми последними романами отцов РПЦ с власть имущими большая часть самарской молодежи не только осталась равнодушной к традиционным конфессиям в нашей губернии, но напротив часть даже утратила наметившийся интерес к религии. В мае 1997 года неверующими себя считала только четверть молодых самарцев, к 2000-м их число возросло до 35 процентов. Сократилась за это время и частота посещений церквей верующими. Более того 68 процентов молодых жителей губернии вообще не общалось с представителями каких-либо религиозных организаций.

Хотя на этом фоне не сделали рывка и представители  разного рода тоталитарных сект. Охмуряющих молодежь. Социологи показывают, что больше всего от сектантов достается студентам вузов и молодым тольяттинцам — тут примерно каждый десятый подвергался обработке. Хотя в целом по области эта цифра меньше в два раза.

Владимир Звоновский

А вообще видимо церковь большинству молодежи «по барабану» потому, что она не обещает все и сразу. Авто, гаджетов, жилья. Навороченных земных благ. То, что срочно нужно нашим молодым. За родительские «бабки». А потому даже жизненные планы молодых самарцев вполне конкретны. 22 процента из них желали быть экономистами, 26 процентов юристами, 16 — инженерами, 9 спят и видят себя военными и только 9 процентов согласны на рабочие специальности. Хотя еще недавно — в мае 1996 года на рабочие должности было согласно 16 процентов самарской молодежи.

Сегодня ставки у молодых другие. «Тихушники» слишком много соблазнов видели по ТВ. Всего этого они и хотят. Желательно не испачкав рук тяжелой работой.

PS Осенью 2011 года Владимир Звоновский обещает подарок самарцам — Фонд социальных исследований выложит в открытый доступ большой массив по социологии, начиная с 1991 года.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s