Укротители кроликов

Звоновский - лидер социологии Самары

В эти выходные мне сообщили: одна социологическая фирма с Авроры разводит кроликов. У ее топов в пригородных районах Самары есть 6 участков по 6 соток и там выгодно выращивают ушастых на продажу. Мясо-то диетическое. А еще у этой фирмы договор со службой занятости и периодически сюда направляют городских безработных, в том числе для последующей работы партийными агитаторами. Под угрозой «топора». Тут они 4 с половиной штуки в месяц заработают, а в противном случае – снимут с учета и лишат пособия.

социологам важно избежать топора

О них вспоминают чаще перед выборами, когда составляют смету, а между тем социологи — одна из самых интересных профессий в нашем больном обществе.

Особенно романтика била через край до 1991 года, когда, например, для опросов в селе у социологов, как и у геологов основной инвентарь составлял рюкзак с пачкой анкет и карандашей, консервы. При этом было абсолютно неизвестно, где предстоит ночевка — в стогу сена или общаге школьного интерната. Так, особенно памятен старожилам самарской социологии случай, произошедший в начале 1980-х годов в Исаклинском районе.  Бригада социологов была размещена в Мордово-Аделяково на ночлег в общежитии местных педагогов и заплатила за постой одному аборигену, щеголявшему в июньскую жару в тепловой фетровой шляпе, бутылкой. Через какое-то время во дворе дома, где расположились социологи, появился мужик с топором, озабоченно разыскивавший какого-то Петьку. Не найдя означенного субъекта, мужик поначалу пытался вступить в словесный контакт с анкетерами, приняв их видимо за вражеских лазутчиков, а после того как они забаррикадировались от него в доме радостно начал рубить топором обнаруженный мотоцикл Петра. Социологам пришлось уходить через окно.

Хасаев тоже занимался социологией (фото Арины Косицыной)

Впоследствии в райцентре им объяснили, что мужик с топором — это директор тамошней школы, сосланный в глухомань из Исаклов по причине беспробудного пьянства. А абориген Петр — его родной сын, учитель истории в той же сельской школе. «Петька у отца, пузырь утащил, через день после выпускного вечера». В тот самый ответственный момент, когда директор хотел опохмелиться.

Деревякин делал социологию для строительного треста КПД

Вообще опросы на селе — это вам не какая-нибудь прогулочка с анкетами по городскому асфальту и тем более не дешевый телефонный опрос (которыми так любят щеголять СМИ) — это школа жизни. В начале 1980-х годов социологическими исследованиями в Приволжском районе занимался Владимир Мамигонов, ставший впоследствии самарским вице — губернатором. Социологической наукой занимался и (пока еще) областной министр Габибулла Хасаев. Школу социологии прошла и бывшая помощница Сысуева, ныне референт руководителя «Волгопромгаза» Анатолия Афанасьева Ирина Телегина,  студенткой опрашивавшая монтажников в строящемся Приволжском микрорайоне. Тогда это было что-то: высотный район возводился посреди порушенных, но еще продолжавших цвести дачных массивов.

Тукумцев в центре в нижнем ряду

Бациллу социологии, первоначально чуть не объявленную лженаукой, в Самару занесла уральская школа, близкая профессору Аитову. Сначала на Волге ее олицетворяли Будимир Тукумцев в универе, Наум Тортаковский в педе и Борис Чернышов в строительном институте, . Этот народ еще в 1960-70-ые годы занимался производственной социологией на фабриках и заводах. Потом к социологии подтянулись и другие. Например, опросами увлекался один будущих вождей «красной оппозиции» в 1990 гг. Геннадий Деревякин.

Вообще замечено — несмотря на монополию КПСС и раньше социология была напрочь подвязана с политикой. Например, анкетеры, проводившие опросы на селе, в день смерти Брежнева получили из райкомов партии нецензурное указание валить из районов как можно быстрее и не смущать народ вопросами. Указание было моментально выполнено тем более, что финансирование социологии раньше развивалось по схеме: партия говорит хозяйственникам — надо, производственники берут под козырек и платят, а потом результаты первой читает партия.

еще одной звездой социологии мог стать Виктор Кузнецов

В том случае если КПСС лишали права первой ночи на информацию, она  обижалась. Например, в 1991 году для Обкома КПСС проводилось закрытое исследование, а потом один из его авторов назвал в «Самарских Известиях» секретаря по идеологии обкома (впоследствии главу Волжского социального банка) Сергея Копейкина «технократом». После этого автора в обком больше не приглашали.

Другие однопартийцы Копейкина были поумнее. Так во — многом благодаря Ивану Беккеру, подвизавшемуся в конце 1980  годов возле горкома КПСС, затем открывшему офис при облсовете в Белом доме, а впоследствии ставшему одним из руководителей Миннаца России, ведущие специалисты самарского  Фонда социальных исследований, еще в 1992 году прошли учебу в ФРГ. Хотя потом руководитель фонда Владимир Звоновский уже сам прошел стажировку на президентских выборах в Штатах.

социолог Ксения Прохоренко работает на ресепшн в фитнесе

Нормальным социологам надо нормально платить, а не просить у них, что-то на халяву. Но именно «на шару» и любит кататься большинство власть имущих.

Ныне главный архитектор одного из тамбовских районов любит вспоминать как лет 20 назад летом за Волгой группа студентов и студенток в перерывах между любовью и пивом ставила ответы в анкетах по своей половой жизни. Анкет было около четырехсот и они совершенно бесплатно были спихнуты на одного человека, который за неделю должен был опросить все село Рождественно. Хорошо, что у анкетера были друзья и подруги с разными почерками для заполнения халявы. Хотя, выдавая ему одному подобный объем, начальник, которому это исследование по дружбе (бесплатно) подсунули из академического института, скорее всего, на другое и не рассчитывал. Особым успехом среди мужской части кампании, заполнявшей анкеты пользовались вопросы по беременностям, женщины предпочитали разнообразие в ответах н вопрос по началу своей половой жизни.

юный Дмитрий Лобойко тоже мечтал сделать имя в социологии

«Как платят, так и работаем». Появление первого социологического факультета в универе вызвало в начале 1990-х бешенный ажиотаж среди абитуры — профессор Молевич не мог нарадоваться на своих первенцев, Действительно умненьких ребят. Где сегодня эти умницы? Некоторые девчата из первого выпуска предпочли браки с американскими мормонами прозябанию на исторической родине, где оказались нужны не ум и знания, а наглость и холуйство. Другие после учебы сидят на ресепшен. И если в середине 1990-х уход со своей должности Анны Готлиб — первого декана соцфака универа было многими воспринято достаточно болезненно, то сегодня это событие такого ажиотажа не произвело бы. Сказки закончились. Социология — это не автозаправка, денег нет.

Еще в начале 1990 гг. ушел из социологии когда-то надежда педа Дмитрий Завершинский. Дима вспомнил свою специальность по диплому и вернулся в более прибыльную юриспруденцию.

Когда-то социологи пытались искать местных заказчиков — они даже давали рекламу. Потом поняли: заказчиками выступает чаще всего власть. И лучше, когда крылья этой власти машут по-разному. В общем, сегодня социологи почти родные братья журналистов — самые щедрые заказы идут только из столицы. Враждующие между собой местные властные авторитеты платят гораздо скупее — про запас у них есть и карманные «ученые попугаи», фейковые фирмы, которые могут нарисовать для прессы любые цифры. Иногда случается откровенный цирк — туземные бюджетные структуры могут тянуть с оплатой до полутора лет, а потом предложить:

— Ребята мы пригласим людей из других областей, если они приедут вы проведете семинар, возьмете с них деньги за науку — вот и ваша оплата… При этом подразумевается, что заложенные в бюджете на официальную оплату «бабки» естественно будут распилены в тесном кругу самими заказчиками.

Когда-то было модно говорить, что и Раиса Горбачева начинала социологом. Сегодня такие вещи рекламы не делают, наука — это не нефть. Да и социологи стали разными — одни воруют прайсы для открытия фейковых социологических центроов, другие — действительно вкладывают в развитие своего дела.

Хотя обиднее всего для настоящих социологов — это, когда по местным каналам зомби-ящика выползает какой-нибудь пропагандист и начинает вещать якобы от лица экспертного сообщества, опирающегося на социологию.

На этот счет в Самаре ходит даже слух, что, мол, в одном из местных социологических центров групповой портрет таких самозванцев висит на круге для метания дротиков под надписью — «Это наши враги». Народу обидно не только за бизнес — настоящие социологи кормят десятки, если не сотни анкетеров, которых они в отличие в отличие от горе — экспертов привлекают для проведения исследований.

2 responses to “Укротители кроликов

  1. Добрый день!
    мне, как автору фотографии с Г.Р. Хасаевым, очень интересен тот факт, на каких основаниях вы размещаете это фото у себя в блоге, не известив меня, не указав хотя бы авторства и более того, еще и намеренно срезав подпись с картинки?
    Заранее благодарна за ответ.
    С уважением, Арина Косицына.

    • Арина, к сожалению не помню откуда взял это фото — давно было
      сейчас исправляю ситуацию — поставил вашу фамилию, если вы говорите, что это ваша фотография
      или могу ее совсем убрать — на ваше усмотрение..

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s