Потери Прорана

Владимир Третьяков, таким он был

Аномально высокая жара, установившаяся этим летом в нашем регионе, реально убивает: растения, рыбу, животных, людей. Несет потери и остров Поджабный.
18 июля не стало Володи Третьякова — на 53 году из жизни ушел родившийся в День пионерии (19 мая) уроженец поселка Проран. Его отец дядя Миша был очень уважаемым ветераном — инвалидом ВОВ, мастером на все руки. А сын, Владимир, выдался поначалу непутевым: хулиганка, кражи, и, как результат, несколько отсидок.

После этого многие стали думать, что прозвище Володи — «Третьяк» происходит от тюремной живописи, которая искусно, как в Третьяковской галерее, покрывала его тело.
И многие за его саркастической улыбкой, глубинным юмором а-ля Шукшин из «Калины красной», не видели его мудрый взгляд на жизнь, его «живую» веру в Бога, бескорыстное стремление делать людям добро. Окружающим было неведомо, как Владимир Третьяков, пришел к истиной вере, к Богу. А он — и не рассказывал об этом.

дом, построенный Владимиром, с детской площадкой

Хотя история эта довольно интересная и поучительная:
Прибыв в ИК-3 для отсидки последнего срока, осужденный Третьяков первым делом пошел в библиотеку. «Чтобы скука не одолела и с пользой время провести, — рассказывал Володя. — Перед этим на прежних сроках такую полезную привычку заимел. Пытался читать классику, Библию, Коран, другие заумные книжки — ну ничего не понятно, не откладывалось в моем отравленном рождественском спиртом мозгу. Говорю шнырю — где книги интересные есть? А он указал на верхние стеллажи».

все для детей, его крыльца

Полез Владимир по лестнице к верхней полке, и тут лестница закачалась. Чтобы не упасть, Третьяк схватился за какую-то книгу, выдернул ее. Удержавшись посмотрел, а это — «Слово Божие»! «Прочитал ее на одном дыхании, — вспоминал Володя, — и так мне стало все понятно и в моей жизни и окружающей. Понял я, как надо дальше жить, чтобы не наступать на грабли прежних своих ошибок».

После этого Третий (как его тоже называли) разбил палисадник около часовни в ИК-3, стал там выращивать цветы. «Вызвали меня как-то на «правило». Предъява: ты что, старый, вроде живешь по понятиям, уважаемый, на администрацию стал работать, ссучился? Может коноплю или, накрайняк, огурцы с помидорами выращивал бы? — размеренно вещал Владимир со своей неизменной с хитрецой улыбкой, — Бестолочи, говорю, это я для Божьей красоты делаю. Боженька, он с высоты все видит и наверняка ему мои цветущие клумбы по душе».

Ававка по-прежнему ждет хозяина.

После этого все и кум, и авторитеты, все стали привозить Третьякову семена и саженцы декоративных культур. А Володя вставал до подъема и до отбоя ковырялся в палисаднике у часовни ИК-3.
Выйдя через несколько лет по УДО, Владимир сразу вернулся на свою малую родину — остров Поджабный, поселок Проран.

Сразу устроил в доме Журкина, который охранял церковный уголок: иконы, книги, утварь. Стал промышлять рыбной ловлей. От покойного отца, дяди Миши, остались коровы, а значит это дойка, уборка, сенокос. Кстати, коровы у Третьяка всегда были выдающиеся — очень умные. До сих пор вспоминают быка-производителя Мишку — ото как настоящий вожак коров даже не отпускал, за обиду, нанесенную ему при коровах УАЗиком (отгоняли его на машине от коров, а потом чуть погоняли под клаксон), последовательно мстил всем проезжавшим мимо УАЗикам, один даже чуть не перевернул.
Владимир никогда не жаловался на жизнь, при этом никому не отказывал в помощи.

на могиле В.Третьякова, кладбище Прорана

Иногда, сидя в компании, размышлял о сегодняшних нравах, падении человечества. «В городе не хочу даже появляться, — говорил он, — не сдержусь от этого беспредела, что творится в Самаре. А умереть хочу на воле, на Проране!».
Володя сам, в одиночку, построил себе зимний деревянный дом, обустроил возле него детскую площадку, разбил клумбы. Внуки тети Кати, женщины с которой у Третьяка переплелась вся жизнь, и другие дети тянулись к Володе. А он, встречая их на пристани с «Омика», всегда приходил с цветами и со своей маленькой собачкой Ававкой. Назвал, потому что дети так выговаривали.

Дети его и нашли. Как будто прилег отдохнуть. Улыбался- как всегда. Но детям не отвечал.
Когда везли его тело через Волгу, у него вдруг открылись глаза, которыми он глядел куда-то далеко ввысь, в бездонное голубое небо. И в гробу Володя Третьяков лежал спокойно-умиротворенно со своей саркастической улыбкой.

Могила в песчаном грунте, которую с утра выкопали на кладбище Прорана рядом с его отцом, на таком жарком солнце всем на удивленье ничуть не осыпалась. А когда соседи и товарищи стали в последний раз прощаться с телом, из-под глаза Третьякова стала сочиться настоящая алая кровь.
На похороны собрали всем миром, кто сколько мог. Похоронили достойно. Как и прожил Владимир Михайлович Третьяков — с достоинством и живой верой в Бога и его законы, — свою непростую жизнь.

После того как опустили гроб в землю по строву прокатилась волна горячего воздуха, похожая на смерч, ну а когда на могиле встал крест — на острове начался теплый, тихий дождь. Которого не было в соседней Самаре.   
Пусть земля тебе будет пухом, Владимир! Память о тебе навсегда войдет в историю Прорана

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s